Главная Пресса Мои герои живут танцем
Friday 15th of December 2017

Мои герои живут танцем
Ему 33 года из них он 15 лет на сцене и семь — на сцене «МОСКОВСКОЙ оперетты». Его грандиозный батман стал притчей во языцех у московской публики, а умение при этом петь, не снимая голос с дыхания восхищает профессионалов. При этом он не боится быть смешным, как в холодную воду с разбега кидаясь в любую характерную роль. Таков он, Александр Каминский. Мы встретились в преддверии Нового года за полчаса до спектакля «Сильва», спектакля, по признанию Александра знакового в его судьбе, как и в судьбе многих актеров на амплуа «простака». Он играл Бони еще в студенчес¬ком спектакле, затем был Бони в Иркутском музыкальном театре, с куплетами Бони он прослушивался в «Московскую оперетту». И сегодня, минут через тридцать он выйдет на сцену, напевая знаменитый марш «Красотки, красотки, красот¬ки кабаре...», и опять зал будет скандировать на знаменитых куплетах «Без женщин жить нельзя на свете, нет!», после спектакля напевать: «Любовь такая — глупость большая...», а придя домой обязательно расскажет своим друзьям и знакомым о том, какой замечательный актер появился в «Московской оперетте», не подозревая, что этот замечательный актер рабо¬тает здесь уже 8-й сезон, просто телевидение, старательно избегает наш театр.
— Саша, а как вы пришли в оперетту?
— Не сразу, сначала я танцевал. И думал, что мое призвание — это балет.
— Вы окончили хореографическое училище?
— Студию при Иркутском музыкальном театре. А до этого в детстве посещал танцевальный кружок. Работал артистом балета в Иркутском музыкальном театре, немножко преподавал. Но стало скучно, захотелось чего-то еще. Почему-то мне подумалось, что работать, в драматическом театр намного ярче и интереснее, и я поступил в Иркутское театральное училище на отделение «Актер драматическое театра». Но, когда я попал в оперетту, в моей жизни наступил перелом, я влюбился в этот жанр и понял, что только там я смогу себя полностью реализовать. Осталось получить музыкальное образование, что я и сделал, вторично поступив в Иркутское театральное училище, но уже на отделение «Актер музыкального театра». Мне удалось совмещать учебу с работой в театре, хотя, конечно, было сложно.
— Какие роли были в Иркутске? Много играли?
— Много. Во-первых, в провинциальных театрах вообще все много работают. В сезон выпускается несколько пре¬мьер. Я играл Бони, Зупана, Тони, Оттокара в «Цыганском бароне», Коте в «Хануме», Барнаби в «Хелло, Долли!». За пять сезонов в этом театре я получил хорошую школу.
— А как в Вашей жизни случилась Москва?
— Скажу честно, мечтал об этом давно. Удавалось по¬чти каждый год приезжать в Москву либо в отпуск, либо были недалеко на гастролях. У меня здесь много друзей и однокурсников и, бывая в Москве, я присматривался к «МОСКОВСКОЙ оперетте», ходил на спектакли «Женщина и мужчины», «Примадонна». «Девичий переполох», «Коро¬лева Чардаша»... Однажды в Иркутск на гастроли приехала Лилия Яковлевна Амарфий. Выяснилось, что у нас есть общие знакомые, меня представили ей. Я передал Лилие Яковлевне кассету с записью моих выступлений и попро¬сил ее, посмотрев, сказать свое мнение по поводу моей работы. Надо отдать ей должное, приехав в Москву, она посмотрела эту кассету и, когда я позвонил ей, посовето¬вала мне прослушаться в театр. Я последовал ее совету, и, после прослушивания, был приглашен в труппу «Москов¬ской оперетты».
— У каждого актера есть своя «кухня», свой принцип подготовки к спектаклю, который остается в тени для зрителя. Знаменитая Бабанова, по ее признанию, в день спектакля ничего не ела, лежала целый день и думала о чем-нибудь грустном, например, представляла себе, как бьют лошадь. Расскажите, как Вы готовитесь к Бони?
— Как вы уже знаете, это не первый мой Бони. Я играл эту роль и в Иркутске, и в антрепризном спектакле. И в этом есть определенная сложность. Поэтому, именно эта роль требует от меня определенной концентрации в день спектакля. Мне не хочется повторяться и я стараюсь не использовать краски, найденные в предыдущих спектаклях. Да и спектакль, поставленный Инарой Гулиевой, отличает¬ся от традиционных постановок «Сильвы». В процессе ре¬петиций мы с ней пытались найти глубину в этом, казалось бы, поверхностном образе.
— Это требует особого режима в день спектакля?
— Не могу сказать, что перед спектаклем я в чем-то себя ограничиваю — это вообще мне не присуще. Просто есть роли, которые не обязательно повторять (я не имею в виду текст), а перед «Сильвой» я всегда стараюсь пройтись по заметкам, которые делал па репетициях. Чтобы это не забы¬валось, было свежее, естественнее.
— Какова отличительная черта Вашего Бони, каким Вы его ощущаете?
— Конечно, он человек веселый, остроумный, легко шагающий по жизни. Тем не менее, ему довольно сложно наблюдать со стороны драму, которая разыгрывается в жизни Сильвы.
— Ваш Бони влюблен в Сильву?
— Бони влюблен во всех женщин, а с Сильвой его связывают дружеские отношения. Тем труднее ему в финале первого акта сказать счастливой Сильве о том, что Эдвин помолвлен с другой.
— А что Вы можете сказать о той жизни Бонн, которая происходит «за кадром»? Ведь он граф, как Вы думаете, его аристократическая семья относится к тому, что он проводит все свое время в кабаре?
— Разумеется, родители хотят, чтобы он остепенился, но бороться со своей страстью он просто не в силах. Мой Бони живет танцем, может быть даже берет уроки танца.
— А когда он женится на Стасси, тоже будет пропадать в кабаре?
— Думаю, что да. Стасси будет его отпускать время от времени.
— А что еще хотелось бы сыграть?
— Наполеона в «Баядере». К сожалению, в «Московской оперетте» «Баядера» не идет. А еще, хотелось бы сыграть что-нибудь специально написанное для музыкального театра. По-хорошему завидую моему коллеге Петру Борисенко, который играет Хлестакова в опере Дашкевича «Ревизор», правда для этого Петру приходится летать в Новосибирск, этот спектакль поставлен Михаилом Левитиным в Новосибирском театре оперы и балета.
— Чего, по вашему мнению, не хватает оперетте, чтобы быть, как сейчас говорят, «в формате»?
— Оставаться самой собой. И рано или поздно на нее обратят внимание. Надо только дать нам шанс.
— Саша, что бы Вы хотели пожелать нашим зрителям в канун Нового года?
— Разумеется благополучия! Приходите в наш театр, и вы получите заряд бодрости и оптимизма, который поможет вам достичь всего, что вы сами себе пожелаете!
  Беседовала Жанна ЖЕРДЕР
ОПЕРЕТТАLAND / №1 (7) 2008