Главная Пресса Сибирский адреналин для театралов Воронежа
Tuesday 17th of October 2017

Сибирский адреналин для театралов Воронежа
Любители сильных ощущений готовы без конца искать новые источники хорошей встряски для тела и для души. Кого-то манят горы, кого-то парашютный спорт или виндсерфинг. Но ничто не может сравниться с хорошим театром, который помогает нам полнее ощутить все краски, звуки и даже запахи бытия.
Гастроли Иркутского музыкального театра шли в Воронежской опере целый месяц, 12 ярких спектаклей представили нам сибирские артисты, охватив почти весь спектр музыкального творчества, - оперетты и балет, музыкальные комедии и рок-оперы. Гастроли завершились 31 июля фееричным гала-концертом, в котором блистали прощальным светом иркутские звезды.
Посмотрев четыре спектакля иркутян и успев попасть под чары этих удивительных артистов, я не могла не познакомиться с художественным руководителем театра - Наталией Печерской, которая оказалась почти нашей землячкой (она родилась в Тамбове). 
- Наталия Владимировна, как складывалась ваша творческая судьба?
- Я закончила ГИТИС, училась у режиссера Большого театра Олега Моралева. К сожалению, его сейчас нет в живых. Но я думаю, все, кто у него учился, до сих пор вспоминают этого творческого человека: он "без воды" умел объяснять суть профессии режиссера музыкального театра. После окончания ГИТИСа меня пригласили в Сыктывкарский музыкальный театр (сейчас это театр оперы и балета) на дипломный спектакль. Потом поехала в Красноярск в оперетту. И дальше меня пригласили в Иркутский театр (он тогда назывался театром музыкальной комедии) на должность главного режиссера. Это случилось 14 лет назад, и до сих пор я в Иркутске.
- Прошедший сезон был юбилейным, 60-м, для вашего театра. Как складывался репертуар все эти годы? Что изменилось с изменением статуса театра?
- Пятьдесят лет Иркутский театр был театром музыкальной комедии. Конечно, ставились балеты и оперы, но это были разовые проекты. Переход в новый статус в 1991 году позволил нам расширить репертуарные рамки. Основные жанры - оперетта и музыкальная комедия - остались, к ним мы добавили балеты, оперы. К сожалению, к оперным спектаклям публика оказалась не готова. Нужен особый уровень культуры, потребность в этом жанре, которая есть, например, у зрителей Екатеринбургской оперы, там оперный театр - самый посещаемый. Поэтому мы как бы откатились назад и сделали вывод, что наш театр должен быть таким, каким его хочет видеть публика. Это не значит, что мы должны перед зрителями на цыпочках ходить и всякую блажь удовлетворять. Но прислушиваться к передовому костяку интеллигенции все-таки надо и потихонечку воспитывать зрителей, с самого раннего детства.
Какие-то вещи у нас есть на любителя - для тех зрителей, которые хотят увидеть академическое, высокое искусство. Эти спектакли идут в камерном зале на 100 мест.
Мы очень удачно попали в зрителя в своих рок-операх. Это демократический жанр, в котором нет барьеров для восприятия. Он востребован в первую очередь в Иркутске (у нас всегда аншлаги на этих спектаклях) и в других городах, где этого нет.
- В рок-опере органично сливаются балет, хор, драматическое искусство. Но как вашему театру удалось соединить рок-группу и классический оркестр?
- Это эксклюзивный вариант, это наша форма существования в рок-опере, мы ее сами нашли.
Кто-то пишет фонограмму, кто-то все переносит на синтезатор и на компьютер. А мы решили, что живьем - это самое благородное звучание, хотя технически это очень сложно при том, что мы экипированы не совсем так, как нужно. Хотя грех жаловаться: у нас есть дотации из местного бюджета, директор театра постоянно ищет средства на постановки и на техническое оснащение спектаклей.
- Вам удается заработать за счет гастролей?
- Мы не рассматриваем гастроли как коммерческую деятельность. Цель гастролей - насытить актеров, познакомить их с другим городом, другим зрителем, другим залом. Это всегда волнует, адреналин в кровь выделяется очень активно, а у нашего коллектива очень сильная тяга к адреналину. В каждом городе у зрителя появляются свои любимцы. Но надо сказать, что актеры, которые востребованы в Иркутске, востребованы и на гастролях в других городах. Звезды светят везде!
- У вас действительно универсальные артисты. Александр Каминский очень выразительно исполняет партию Бога в балете "Сотворение мира", а в оперетте "Сильва" в роли Бони он не только танцует, но и прекрасно поет. Где вы находите таких "самородков"?
- Саша Каминский пришел в Иркутское театральное училище 14-летним мальчиком. Занимался до этого в балетной студии. Закончил сначала театральное училище как актер драмы, потом пришел к нам в кордебалет и с тех пор уже десять лет работает в нашем театре. Когда я набирала курс актеров музыкального театра, Саша второй раз закончил училище уже как артист музтеатра. Он параллельно учился и работал. Теперь он свободный, обаятельный артист. К сожалению, мы прощаемся - его в этом году пригласила Московская оперетта. Но мы за него рады: судьба отблагодарила Сашу за его трудолюбие.
- У вас есть не менее замечательные артисты старшего поколения - Николай Мальцев и Вячеслав Варлашов, которые органичны и в оперетте и в рок-опере.
- Николай Мальцев - заслуженный артист России, он закончил Ленинградское училище при консерватории, отделение актеров музкомедии. Приехал в наш театр в 16 или 17 лет, это его единственный театр. Слава Варлашов уже два года ждет звания заслуженного артиста - это издержки нашей бюрократии, очень унизительная процедура. Он закончил ГИТИС вместе с Еленой Бондаренко, я пригласила его и Елену в наш театр вскоре после того, как пришла сюда художественным руководителем. Четырнадцать лет мы вместе работаем в театре, за это время они выросли, сейчас они в самом расцвете.
- Вы не только сами ставите спектакли как режиссер, но и приглашаете постановщиков со стороны. Кого из них вы хотели бы особенно отметить?
- Я очень хочу, чтобы в нашем театре спектакли ставили хорошие, творческие режиссеры, потому что это обогащает труппу. Очень удачным, на мой взгляд, получилось сотрудничество с красноярским оперным режиссером Вячеславом Цюпой, который поставил нам "Сильву", хороший тандем получился. Это последняя наша премьера, которую мы хотим номинировать на "Золотую маску".
- Поделитесь секретом: как вам удается сделать музыкальный театр таким современным?
- Театр должен быть живым. Он должен соответствовать сегодняшнему дню: играет ли он мадригальную комедию XV века или современную пьесу Петрушевской. А вот как добиться этого - тут каждый идет вслепую, в одиночку, набивая себе шишки, свои фонари светят ему в пути, к финалу ему кажется, что он что-то понял, через какое-то время он понимает, что это была иллюзия, и так далее - до конца дней...
- Ваш театр воронежцы принимали с восторгом. Вы довольны тем, как прошли здесь гастроли?
- После таких аплодисментов в конце спектакля мы забывали о жаре. Публика у вас очень горячая - под стать погоде. Хотя для нас непривычно играть в неполном зале (я прекрасно понимала, что летом, в такую жару, нельзя рассчитывать на аншлаг), но после спектакля было ощущение, что каждый зритель "идет" за четверых. Поклонники ждали артистов за кулисами, просили у них автографы, благодарили, говорили теплые слова. Значит, наш театр воздействует, значит, он нужен зрителям.
М.Федоринина.

"Воронежские вести", № 56 (396), Среда, 1 августа 2001 г.