Главная Пресса Что наша жизнь? Кан-кан!
Friday 15th of December 2017

Что наша жизнь? Кан-кан!
Как только в Воронежском театре оперы и балета "поселилась" труппа Иркутского музыкального театра, все в нем сразу как-то ожило.
Иркутяне привезли спектакли на любой вкус: от мюзиклов и рок-опер до легких оперетт. Кстати, премьеру оперетты "Сильва" Имре Кальмана в Воронеж специально приезжала оценивать московская комиссия , в состав которой входила ведущий театровед России Е.Езерская. Делегация прибыла, естественно, не просто так, а с целью - выдвинуть спектакль на соискание премии "Золотая маска".
Свое победное шествие по сценам шедевр Имре Кальмана начал с театров Вены и Берлина. Назывался он "Королева чардаша" ("Сильвой" спектакль окрестили уже в России).
В этом году на сцене Иркутского музыкального театра "Сильва" получила очередное свое воплощение. Причем режиссер-постановщик В.Цюпа был специально приглашен из Красноярска.
История двух любящих сердец как мир стара. Он - княжеского рода, она - певичка кабаре. Светские правила, нормы и еще его родители - преграды на пути их воссоединения. И не пытайтесь копаться в этом поношенном оперетточном белье - глубокой идейной подоплеки никогда не найдете. Тут главное - игра актеров, создание водевильной атмосферы.
С первых моментов приковывают внимание шикарные декорации и поистине королевские костюмы. На славу постарался московский художник В.Архипов! На славу и затраченная сумма - около одного миллиона рублей. Со вкусом, изящно, а главное - реально создана обстановка подмостков кабаре, гримерки, морского побережья. Во всем этом не последнюю роль играет и световое оформление. Пышное, бьющее в глаза освещение в первом случае и нежная голубая подсветка, создающая эффект лучезарности морских волн в сцене побережья.
Колоритно вписался в образ взбалмошного героя-любовника Эдвина заслуженный артист России Н.Нестеров. Но по замыслу княжеский сын должен самозабвенно любить брошенную им же самим Сильву. А вот этой обуревающей страсти как раз и не чувствуется. Даже в апофеозной сцене, когда Эдвин, пойдя наперекор родителям, возвращается к свое певичке из кабаре, все как-то очень сдержанно. Зато Сильва хорошо играет роль неприступной, гордой женщины.
Оригинален образ отца Эдвина - сразу видно, в молодости он тоже был без ума от красоток кабаре. И, если бы не его жена, он бы давно разрешил сыну жениться на Сильве.
Но больше всего привлекает к себе молодая пара - Бони, бутафорский муж Сильвы, и его будущая любовь на всю жизнь - генеральская дочь Стаси (на которой должен жениться Эдвин). В образах этих двух молодых людей (А.Каминский и Ж.Калашникова) воплотились все идеальные черты оперетточных героев: они играют - шутя, шутят - играя. И главное, у этих ребят весьма интересные (особенно у Александра) голоса.
Есть еще одна эпизодическая, но яркая фигура - отец Стаси, генерал Ронсдорф. Как поется сейчас в одной модной песне - "вечно пьяный, вечно молодой". И вот он, предостерегающий всех мужчин от рокового шага - женитьбы, готовый выпить даже за свою смерть, пожалуй, единственный образ, не требующий никакой дальшейшей доработки. Потому что понятен зрителю (в отличие от страдающих и требующих жертв героев-любовников) и очень четко сыгранный заслуженным артистом России В.Яковлевым.
И, наконец, третий акт - совсем нетипичное для классических оперетт джазово-танцевальное решение. Мы переносимся опять на сцену кабаре, на которой поют и танцуют уже все действующие лица. У рампы - трубач и саксофонист, из-за кулис звучат электрогитары.
Создается впечатление, что ты сидишь за столиком в кабаре, а на сцене - "звезды" из "Мулен руж". Все сверкает, сияет, гремит, кружится. Ощущение, что происходящее до этого на сцене и в жизни - не больше чем веселый танец кан-кан.
Ирина Мелехова.

"Воронежский курьер", №78 (1671), Вторник, 17 июля 2001 г.